286 Круглый стол «Телемедицина в России быть или не быть»

История российской медицины и подготовка врачей
ДО революции Россия была крайне отсталой в медицинском обеспечении широких масс населения. С тех пор был достигнут огромный прогресс. Санитария и общественное здравоохранение России, которые также были несовершенны, остаются таковыми, хотя и в гораздо меньшей степени, по сей день.

Наш обзор современных условий в профилактической и клинической медицине в России основан на запросах и проверках во время относительно короткого визита; и хотя он был связан с большим изучением авторитетных трудов, мы не претендуем на то, чтобы судить о достоинствах российской медицины в целом, но только об этой медицине, как мы смогли ее наблюдать. Однако мы уверены, что даже при всей ее нынешней неполноте и несовершенстве, широкий размах новой организованной медицины в России представляет особенности, из которых другие страны могут извлечь важные уроки.

Оценивая нынешнее положение медицинской практики в России, необходимо иметь в виду ее прошлое в медицине.

Превосходный отчет о русской медицине в прошлом дан в книге полковника Ф. Х. Гаррисона «Русская медицина при старом режиме» в Бюллетене Нью-Йоркской медицинской академии, сентябрь 1931 года. Следующие утверждения в значительной степени заимствованы из этого источника.

В царствование Ивана IV «Грозного» (1533-84), современника английской королевы Елизаветы, из Германии были доставлены четыре врача, два хирурга, восемь хирургических перевязочных, восемь парикмахеров и четыре аптекаря, но сколько из них спаслись от врагов, которые напали на их корабль, неясно. В 1557 году русский посол привез в Москву двух английских врачей. В конце шестнадцатого века, утверждает Гаррисон, было напечатано первое русское медицинское издание.

С царствованием Петра Великого (1682-1725) начался новый порядок вещей. Его можно считать создателем русской медицины, поскольку он был первым человеком у власти, который серьезно попытался европеизировать Россию. Именно ему обязаны своим основанием первая больница (1706) и медицинская школа (1707) в России; и в некоторых других отношениях он действовал в соответствии со своим девизом : «Я из тех, кто стремится к знаниям и готов учиться». Он предоставил своей армии организованную медицинскую службу. Во время своих путешествий по Европе он «получил всю возможную подготовку по медицине и хирургии» и, как говорят, вылечил водянку и даже вылечил катаракту на своих собственных предметах, «иногда с неблагоприятными результатами». (Гарнизон)

Царствование Екатерины II (1762-96) было периодом культурного пробуждения, а не, по словам Гаррисона, временем «истинного продвижения к экономическому и социальному улучшению». Королеве Екатерине англичанин сделал прививку от оспы. В это царствование были открыты медицинский колледж и больницы для душевнобольных и для венерических заболеваний, а также приюты для подкидышей. К 1804 году, по словам Гаррисона, медицинские факультеты существовали в пяти российских учебных заведениях, а именно в Московском, Дерптском, Харьковском и Казанском университетах и Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге. Но, за исключением академии, которая стала Военной. В Медицинской академии в 1835 году преподавание было «плохим и слабым по качеству». Наполеоновские войны оставили Россию истощенной и неготовой к какому-либо научному прогрессу.

Пирогов (1810-81) стал профессором хирургии в Военно-медицинской академии в 1840 году, и он поднял ее на очень высокий уровень эффективности. Он ввел вскрытия и патологическую анатомию в преподавание студентам-медикам; и он заслуживает того, чтобы его считали величайшей фигурой в истории российской медицинской практики.

За ним последовала череда выдающихся ученых-медиков, среди которых имена Мечникова (1845-1916), чья работа была выполнена главным образом в Париже, и Павлова, родившегося в 1849 году и все еще живого, имеют всемирную известность.

Но хотя в России были выдающиеся ученые, врачи и хирурги, число практикующих врачей было совершенно недостаточным, и подавляющее большинство жителей дореволюционной России за пределами крупных городов были практически лишены медицинской помощи.

Освобождение крепостных крестьян в 1861 году стало как следствием, так и причиной большего внимания к благосостоянию личности. Вскоре после этого было создано территориальное самоуправление в форме районных (земских) собраний, а вместе с этим появился местный административный контроль за медицинской помощью. Но на большей части территории России медицинская помощь оставалась в руках неквалифицированных лиц, а иногда и сельского духовенства; и ввиду ее обширной территории и широко разбросанного распределения ее деревень проблемы оказания медицинской помощи для них неизбежно оставались нерешенными. Русский крестьянин не мог, и, если бы ему пришлось это сделать, не мог бы сейчас позволить себе заплатить врачу.

Однако постепенно медицинское обеспечение стало менее скудным, и кое-где началась некоторая гигиеническая пропаганда и реальная профилактическая работа.

Медицинское обеспечение и гигиеническая работа увеличивались с каждым десятилетием, и в годы, непосредственно предшествовавшие революции, в большинстве крупных населенных пунктов имелось несколько больниц, и бедным был доступен ограниченный объем медицинской помощи. Для welltodo, как правило, была доступна медицинская помощь высокого уровня, и было предоставлено множество санаториев и больниц. Это положение для бедных оставалось крайне неадекватным.

Медицинские факультеты университетов были хорошо оснащены, и студенты-медики были хорошо подготовлены, лучше, чем сейчас; но их количество было очень недостаточным для нужд России.

Затем произошли две революции 1917 года; и в течение последующих четырех лет внешняя война и гражданская война, революция, голод и болезни уничтожили население и оставили выживших обнищавшими и ослабевшими.

Затянувшаяся борьба с голодом и болезнями оказала серьезное влияние на медицинское образование и практику. Медицинские школы и больницы почти не получали никаких средств. Ремонт был невозможен, а продукты питания и средства отопления для этих учреждений и их персонала отсутствовали.(1) Студенты и преподаватели страдали одинаково. Было возможно только скудное пропитание, и профессора стояли в очереди за своим ежедневным пайком. Гантт говорит: «Выдающиеся профессора проводили часть своего времени в отрядах, разгребая снег».

С началом Новой экономической политики в 1921 году, с ее частичной заменой «военного коммунизма», положение больниц несколько улучшилось. Медицинские школы также медленно совершенствовались, и в последующие годы произошел поразительный прогресс в объеме медицинского образования, а также в объеме и качестве медицинской помощи, оказываемой широким массам людей. Новое медицинское образование, до сих пор, ввиду очень большого увеличения числа образованных, как и следовало ожидать, уступает старому по количеству и качеству; но впервые это образование приносит медицинскую помощь надлежащего качества широким массам людей.

Послереволюционное общее образование

Общее, не может быть полностью отделено от медицины, образования, и по этому поводу необходимо сказать несколько слов, в дополнение к тому, что сказано в главе X. До революции немногие были хорошо образованы, в то время как люди в целом были почти полностью неграмотными. Новый режим означал упразднение существующих школ для детей высших классов и замену системы, в которой миллионы получают по крайней мере начальное образование. Гражданское воспитание, естественно, коммунизм, как учил Маркс и развивал Ленин, занимает видное место в школьной жизни. В » каждой школе начальное образование, цитируя официальный язык, «сочетается с курсом политического и культурного образования», включая «основные принципы общественного устройства при Советах».

Масштабы неграмотности значительно сократились, и, как мы уже говорили в главе X, 90 процентов взрослых в возрасте от восьми до пятидесяти лет получили начальное образование. Это, однако, все еще оставляет значительную часть взрослого населения России неспособной читать или писать. Это постоянная политика советской администрации по сокращению этой неграмотности взрослых, и мы видели, как преподавание в начальной школе осуществлялось в качестве побочной деятельности на заводах, в санаториях, а также в учреждениях для лечения и исправления бывших проституток. Добровольная работа, проводимая пионерами, часто принимает форму обучения неграмотных. Ясли и детские сады, в которые водят большинство детей в первые восемь лет жизни, также являются центрами начального обучения; и все, что мы видели, было хорошо оборудовано и являло собой образец чистоты. В них детей учат самоконтролю и чисто личным привычкам. Их учат в очень нежном возрасте самостоятельно мыться и одеваться и во всех отношениях соблюдать гигиенические привычки. В начальных школах, в огромном количестве школ под открытым небом и дневных лагерей, а также в подростковых клубах, принадлежащих Молодежному движению, образование, включая коммунистическое гражданское воспитание, продолжается непрерывно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *