В каком аптечном формате комфортнее работать?

Подписаться на рассылку:
ок

Сифилис: из истории болезни

Вряд ли кто-либо назовет сифилис малоизученной болезнью, однако до сих пор у ученых не существует единого мнения в вопросе о том, откуда именно взялось это заболевание и каким путем оно распространилось по нашей планете. За сомнительную честь называться родиной сифилиса могут поспорить сразу несколько мест на земном шаре – среди них Гаити и Африка, Америка и Индия.

Существует сразу несколько весьма убедительных гипотез возникновения этого заболевания, но точка в их обсуждении еще не поставлена, и вряд ли когда-нибудь мировая наука сможет полностью отдать предпочтение какой-либо одной из этих теорий.

Дебют на европейской сцене
Надо сказать, что стремление обвинить в какой-то беде (например, в опасной болезни) иностранцев было свойственно людям уже в далекие времена. Поэтому в Европе до XV–XVI веков сифилису давали разные, но, в общем-то, однотипные названия. Если во Франции его именовали неаполитанской болезнью, то в Испании и Германии – французской, а в Греции – сирийской; в других странах сифилис тогда называли венецианской, итальянской, португальской, кастильской, турецкой, польской и даже курляндской болезнью.
Примерно в это время европейская медицина окончательно выделила сифилис как самостоятельную болезнь. Это произошло из-за невиданной по силе эпидемии этого заболевания, которая вспыхнула в конце XV столетия на юге Европы, – первой исторически зафиксированной вспышки сифилиса. Существуют три основные гипотезы появления этой болезни в Европе.

Откуда пошло название «сифилис»?
Название «сифилис» впервые прозвучало, как это ни странно, вовсе не в сухом научном труде, а в… стихотворной поэме, которую в Вероне, на родине Ромео и Джульетты, опубликовал в 1530 году итальянский поэт, астроном и врач (тогда подобное совместительство было обычным делом). Автора звали Джироламо Фракасторо, а поэма называлась «Сифилис, или Французская болезнь». В ней свинопас по имени Сифил отважно бросил вызов олимпийским божествам, а те наказали его недугом, название которого поэт произвел от имени своего героя. Именно этой поэме болезнь с «интернациональным» до тех пор наименованием и обязана своим современным названием. Поэма вскоре получила широчайшую известность, ее можно назвать первой научно-популярной работой, посвященной сифилису, поскольку ее читали не только медики, а все более-менее образованные люди.

«Сувенир» Колумба
Согласно первой версии, к которой склоняется большинство историков, сифилис имеет американское происхождение и был завезен в Европу моряками Христофора Колумба. Эта версия подтверждается тем, что первая эпидемия совпала по времени с возвращением первой экспедиции Колумба из Вест-Индии (кстати, причиной смерти самого Колумба стал аортит, возможно, именно сифилитической этиологии).
Как известно, в Америке спирохетоз является эндемичным заболеванием некоторых видов местных копытных, в частности лам, от которых микроорганизмы могли попасть к аборигенам, а от них – к морякам Колумба.
Один из католических миссионеров, сопровождавших испанский флот, подробно описал заболевание, сопровождавшееся высыпаниями на коже, которым страдали индейцы Гаити в то время, когда на остров высадился Колумб. Симптомы этой болезни вполне укладываются в клиническую картину сифилиса.
Стоит упомянуть о довольно примечательной книге, которую в 1542 году опубликовал испанский врач Родриго Диас де Исла: «О серпегинирующей болезни с острова Эспаньола». Как утверждает де Исла, участвуя в экспедиции Колумба, он лечил матросов с одного из кораблей; их болезнь сопровождалась лихорадкой и обильной сыпью. Правда, помимо этих фактов, в книге есть и достаточное количество маловероятных историй, а то и попросту фантазий (возможно, это объясняется тем, что де Исла писал свою книгу, уже будучи глубоким стариком, а может быть, просто хотел сделать ее более «интересной»). Так, он пишет, что обследовал десятки тысяч таких больных, и утверждает, что «по всей Европе не найдется ни одной деревни, где из 100 жителей не умерло от сифилиса хотя бы 10 человек» – явное преувеличение даже с учетом эпидемии. Кроме того, описывая высокую контагиозность болезни, автор рассказывает о том, что она поражает даже растения, если на них побрызгать зараженной водой, и подробно описывает пустулы, развивавшиеся на кочане капусты.

Виновата война
Последовавшее за этим быстрое распространение сифилиса по Европе связывают с военным походом французского короля Карла VIII, который в 1494 году с огромным войском отправился завоевывать Неаполь. Среди его солдат были матросы с кораблей Колумба, недавно вернувшиеся из Америки, и более 800 маркитанток – нетрудно представить, как молниеносно инфекция распространилась по всей французской армии. В свою очередь, оккупация этой армией итальянских территорий также весьма способствовала, по понятным причинам, распространению болезни и среди мирного населения.
Историограф Венецианской республики кардинал Пьетро Бембо (кстати, близкий друг Джироламо Фракасторо) весьма выразительно описал клиническую картину этой болезни: «Некоторые больные с головы до ног покрывались отвратительными черными бубонами, большими по размеру и столь ужасными, что этим людям, покинутым своими собратьями по оружию, не оставалось ничего другого, как желать быстрейшей смерти в лесах и горах, где их бросили. У других эти бубоны, по твердости превосходившие древесную кору, появлялись в различных местах, на лице и затылке, на лбу, на шее, на спине, так что они вырывали себе ногти от страданий. У третьих по всему телу имелись глубокие язвы, распространявшие такой противный запах, что окружающие бежали от них. Эти несчастные дорого заплатили за свое маленькое удовольствие: они покрылись коростой с головы до колен, некоторые потеряли губы, другие – глаза. Последние не могли уже видеть, как их «мужская гордость» падала на землю, подобно гнилому плоду».
После окончания неаполитанской кампании наемники Карла VIII и солдаты военной коалиции возвращались по домам, разнося болезнь по всей Европе. Согласно историческим хроникам того времени, уже через несколько лет после войны «французская болезнь» захватила Италию, Францию, Швейцарию и Германию, а затем перекинулась в Австрию, Венгрию и Польшу, проникая без разбора во все слои общества. Известно, что папа Павел III специально приглашал Фракасторо (который, очевидно, считался наиболее видным специалистом по сифилису) для лечения высокопоставленных церковных сановников.
Через 250 лет после тех событий великий философ Вольтер весьма саркастически отозвался об этой войне: «В своем легкомысленном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Затем они были отброшены и лишились Неаполя и Генуи, но потеряли не все – сифилис остался при них».
Вскоре, продвигаясь по торговым путям, болезнь распространилась в Северной Африке, Египте и Турции; кроме того, она проникла в Южную и Юго-Восточную Азию, Китай, Индию и Японию (описана вспышка сифилиса в 1512 году в Киото).

А может, и нет…
Однако «американская» гипотеза происхождения сифилиса сегодня встречает ряд весьма серьезных возражений. Во-первых, исследователи приводят убедительные доказательства того, что сифилис в Европе существовал и до эпидемии 1495 года. Например, в Ирландии за несколько столетий до этого знали «болезнь французских пустул», чья клиническая картина по описаниям очень напоминает сифилис. Кроме того, известно, что задолго до экспедиций Колумба сифилисом болели римские папы Александр VI, Юлий II и Лев XI, а также знаменитый французский поэт Франсуа Вийон.
Во-вторых, ученые подвергают сомнению ту роль, которую могли сыграть в распространении заболевания моряки Колумба. При изучении исторических документов становится ясно, что наемниками Карла VIII могли стать не более десяти матросов Колумба. Учитывая сроки стадийности, степень контагиозности и описанные клинические проявления, можно сделать вывод – эпидемия, охватившая большую часть населения Неаполя, ни теоретически, ни практически не могла быть вызвана десятью больными, даже при условии их максимальной половой активности. Другим важным с позиции общей патологии сифилиса обстоятельством является то, что, даже если матросы заразились незадолго до отплытия из Америки, все они уже находились на поздней, практически незаразной стадии заболевания.

Ровесник медицины
Вторая гипотеза утверждает, что сифилис был хорошо известен еще в античные времена. В доказательство приводится папирус Эберса, в котором говорится о заболевании ухеду, по своим симптомам весьма сходном с сифилисом. В клинописных ассирийских табличках, найденных в библиотеке царя Ашурбанипала, описывается история царя Нимрода – разгневавшиеся на него боги поразили царя тяжелым недугом, от которого по всему телу появилась сыпь и возникли язвы.
Гиппократ и Цельс за несколько веков до нашей эры достаточно точно описывали симптомы сифилиса, а несколько позже Плутарх и Гораций писали о рубцах и язвах, появлявшихся на лицах развратных людей. Биограф римских цезарей Гай Светоний Транквилл упоминал о похожих кожных болезнях императоров Октавиана и Тиберия, римский врач Клавдий Гален также описывал некоторые симптомы сифилиса в своих сочинениях. А значит, опираясь на авторитет основателей античной врачебной науки, можно утверждать, что сифилис, в том числе и в Европе, существует по меньшей мере столько же времени, что и сама медицина.
Однако есть одно обстоятельство, которое мешает безоговорочно принять эту гипотезу. Ведь, как бы ни совпадали все найденные описания с типичной клинической картиной сифилиса, это не является прямым доказательством безусловного наличия этой болезни. Хорошо известно, что подобные симптомы на коже и слизистых оболочках могут возникать и при других заболеваниях – мягком шанкре, герпесе, шанкриформной пиодермии, папилломатозе, псориазе, красном плоском лишае и многих других; их дифференциальный диагноз без серологических исследований зачастую бывает крайне сложным. Материальным доказательством наличия сифилиса могло бы стать обнаружение типичных сифилитических изменений костей (оститов, периоститов, окостеневших гумм) у людей, живших до конца XV века. Так вот, эти доказательства археологи находят и в Азии, и в Австралии, и в Латинской Америке, но ни разу – в Европе!

Подарок из Африки
Согласно третьей гипотезе, сифилис является ровесником человечества. По крайней мере, и человечество, и трепонематоз появились в одном месте – в Центральной Африке. Ученые, исследовав костные останки людей на всех континентах, пришли к выводу, что трепонематозы существовали еще в доисторические времена и протекали как бессимптомные инфекции человека и животных.
И в настоящее время в Центральной Африке можно обнаружить множество заболеваний, порождаемых различными трепонемами.
Помимо вызывающей классический венерический сифилис бледной спирохеты в Африке обнаружена Treponema carateum, являющаяся причиной болезни, которую местные жители называют пинта. Среди бушменов известно заболевание беджель, его возбудитель – Treponema bejol. Кроме того, у африканских пигмеев найдена Treponema pertenue, возбудитель невенерического сифилиса – так называемой фрамбезии. Поскольку пинта, беджель и фрамбезия характерны только для тех районов Африки, где они встречаются с незапамятных времен и до сих пор, их можно назвать эндемическими африканскими трепонематозами.
Очевидно, возбудителями наиболее древних видов человеческого сифилиса были бактерии, обитавшие исключительно на коже. Потом они «перемещались» в ранки и повреждения кожи, передаваясь от человека к человеку при бытовых контактах (на этой стадии так и остались возбудители невенерического африканского сифилиса – фрамбезии). Затем некоторым трепонемам удалось успешно преодолеть иммунный барьер организма-хозяина и проникнуть в его кровеносную и лимфатическую системы. Теперь требовался новый путь заражения; а поскольку шприцов еще не было, самым эффективным способом передачи микроорганизмов, содержащихся в крови и межклеточной жидкости, стали половые контакты. Именно такую «блестящую карьеру», видимо, и проделала одна из разновидностей африканских трепонем. Венцом этой карьеры стало появление нового венерического заболевания человека – сифилиса, а произошло это в период раннего неолита.
А уже из Африки болезнь распространилась по всему миру – в результате естественных миграций, развития торговых связей, крестовых походов, а также массового вывоза рабов и паломничества христиан к святым местам в Иерусалим, а мусульман – в Мекку.

Опыты врачей на себе
В историю сифилидологии вошел молодой французский врач Линдеман, который в 1851 году под контролем комиссии Парижской академии инфицировал себя сифилисом, внеся в разрез на коже предплечья жидкость, взятую из сифилитических папул. Сохранилась также история о русском студенте Мезенове, который привил себе сифилис, чтобы затем испытать лечебное действие предложенной И.И. Мечниковым каломельной мази.

Диагноз…
История развития диагностики сифилиса изобилует драматическими эпизодами. Первое научное описание течения этого заболевания дал английский хирург Джон Хантер, который считал сифилис и гонорею проявлениями одной болезни. Чтобы доказать это, в 1767 году он ввел себе в уретру гной от больного гонореей. Через несколько дней у него появились выделения, через несколько недель – твердый шанкр, а через три месяца – генерализованная красная сыпь. Джон Хантер умер через 26 лет от разрыва аорты в результате мезаортита (вполне возможно, сифилитической этиологии).
Сегодня очевидно, что материал он взял от больного, который, скорее всего, страдал одновременно гонореей и сифилисом. Надо сказать, что правильное толкование опыта Хантера стало возможным благодаря весьма сомнительным с моральной точки зрения исследованиям, проведенным французским врачом Рикором на приговоренных к смерти заключенных. С 1831 по 1837 год он заразил 700 человек сифилисом и 667 – гонореей; полученные им данные позволили окончательно дифференцировать эти заболевания.

…и лечение
Основным способом терапии сифилиса с давних времен было использование ртутных препаратов. Их рекомендовали для лечения этого заболевания и в древнеиндийских трактатах, и в китайских манускриптах.
В Средневековье лечение сифилиса воспринималось скорее в качестве наказания за распущенность, поэтому начиналось оно с жестокого бичевания – для освобождения больного от его греха; затем ему в течение нескольких дней давали слабительное, а потом уже приступали к основной части – ртутному лечению. Для начала пациента помещали в специальную парилку (для этой цели использовали большие бочки), а затем два раза в день смазывали ртутной мазью. Надо сказать, что большая часть больных очень быстро погибали от ртутного отравления; убедительных данных о выздоровлении остальных тоже практически нет. Несмотря на такие результаты, от «ртутного метода» не отказывались, хотя похоже, что его главной целью все же были устрашение и назидание.

Этапы современной истории развития методов диагностики и лечения сифилиса
1905 год • Шаудин и Гофман выделяют возбудителя сифилиса – трепонему и называют ее бледной спирохетой за плохое окрашивание различными красителями;
1906 год • Вассерман совместно с Нейссером и Бруком открывает серологическую реакцию на сифилис (впоследствии получившую название «реакция Вассермана»), позволившую в дальнейшем открыть множество других спе-цифических серологических реакций;
1909 год • немецкий исследователь и врач Эрлих предложил использовать для лечения сифилиса производное мышьяка – сальварсан, а затем, в 1912 году, его усовершенствованный вариант – неосальварсан;
1921 год • Сазерак и Леватиди разработали висмутовые препараты для лечения сифилиса;
1943 год • американские ученые Магонеу, Арнольд и Гаррис успешно использовали для лечения сифилиса пенициллин (с тех пор и до настоящего времени антибиотики занимают главенствующее место в терапии этого заболевания);
1949 год • Нельсон и Майер предложили реакцию иммобилизации бледных трепонем (РИБТ); гораздо более специфичная, чем обычные «классические» серологические реакции, она имеет большое значение для распознавания ложноположительных, несифилитических серологических реакций.

Дата публикации: 2017-10-03 13:02:14
Теги: на работе и дома | Просмотров: 654
Все статьи